Всегда ли дробление бизнеса грозит налоговыми претензиями?

ФНС считает, что налоговики не должны предъявлять необоснованные претензии к разделению бизнеса, которое не направлено на злоупотребления. Выбор и изменение бизнес-структуры — это исключительное право налогоплательщика.

КС РФ также подчеркивал, что НК РФ допускает возможность выбрать тот или иной метод учетной политики (применение налоговых льгот или отказ от них, применение спецрежимов и т.п.), однако учетная политика не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

В любом споре о дроблении бизнеса взаимозависимость выступает начальной точкой в раскрытии незаконной налоговой схемы. Суды исследуют и оценивают признаки взаимозависимости лиц, а также возможность их влияния на принятие экономических решений друг друга, а также то, были ли совершены умышленные действия.

Исходя из обзора практики, утвержденного Президиумом ВС РФ, взаимозависимость налогоплательщика и его контрагентов сама по себе не является основанием для объединения их доходов и для вывода об утрате права на применение спецрежима данными лицами, если каждый из налогоплательщиков осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность.

При этом в обзоре отмечено: суды иногда соглашаются с налоговиками в том, что посредством распределения доходов от реализации товаров между взаимозависимыми лицами налогоплательщик может создать ситуацию, при которой видимость действий нескольких юрлиц прикрывает фактическую деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения спецрежима. Например, если каждый последующий контрагент создается в период, когда налогоплательщиком и ранее созданными контрагентами достигается пороговое значение дохода. При этом товары хранятся на общем складе без разделения мест хранения, имеется общий офис.



Например, в одном из дел АС Уральского округа указал на следующие признаки дробления бизнеса:

  • ИП является одновременно работником общества и супругой его участника, осуществляет предпринимательскую деятельность по адресу организации, но обособленного рабочего места не имеет и расходы, связанные с арендой складских и офисных помещений, не несет;
  • общество оплачивает услуги связи, Интернет, коммунальные услуги в полном объеме за ИП;
  • номера телефонов, отраженные в договорах, налоговой отчетности общества и ИП, идентичны;
  • IP-адреса используемых компьютеров совпадают;
  • продукция, приобретаемая ИП и организацией, хранится в одном складе и не индивидуализируется собственниками;
  • основные расчетные счета ИП и общества открыты в одних банках;
  • руководители общества имеют право распоряжаться деньгами на счетах ИП.

Вместе с тем, если налогоплательщик докажет экономическую целесообразность разделения бизнеса и фактическую самостоятельность вновь созданных юридических лиц, дробление бизнеса признают правомерным.

Например, АС Волго-Вятского округа не согласился с проверяющими, что компания уклонялась от уплаты налогов несмотря на то, что организации были взаимозависимыми лицами. В пользу налогоплательщика выступили аргументы о том, что организации:

  • создавались в разное время по мере необходимости развития бизнес-процессов по определенным направлениям;
  • специализировались на определенных работах, которыми общество не занималось;
  • имели иных заказчиков, помимо основной компании;
  • самостоятельно вели учет доходов и расходов, исчисляли налоги и представляли отчетность;
  • имели собственные трудовые ресурсы.

В данном случае дробление бизнеса приносило экономический эффект, не связанный с уклонением от уплаты налогов.

Какие еще признаки свидетельствуют о применении схемы?

Конкретный перечень таких признаков отсутствует. Суды оценивают наличие схемы дробления бизнеса по совокупности и взаимосвязанности полученных налоговиками доказательств. Однако одновременное наличие некоторых признаков может свидетельствовать о формальном разделении бизнеса с целью минимизировать налоги.

Позиция ФНС

В качестве доказательств, указывающих на применение схемы дробления бизнеса, могут выступать, например, следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

  • один бизнес дробится между несколькими лицами, применяющими спецрежимы, вместо того чтобы основной участник, осуществляющий реальную деятельность, исчислял и уплачивал налоги по общей системе;
  • в результате применения схемы налоговые обязательства всех участников уменьшаются или практически не изменяются при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
  • лица, участвующие в схеме, созданы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей или увеличением численности персонала;
  • участники схемы несут расходы друг за друга;
  • между участниками схемы формально перераспределен персонал без изменения их должностных обязанностей;
  • у подконтрольных лиц отсутствуют основные и оборотные средства, кадровые ресурсы;
  • участники схемы используют одни и те же вывески, обозначения, контакты, сайт в сети Интернет, адреса, банки, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, ККТ, терминалы и т.п.;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы является другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы общие;
  • деятельностью участников схемы управляют одни лица;
  • бухучет, кадровое делопроизводство, подбор персонала, поиск поставщиков и покупателей и работу с ними, юридическое сопровождение, логистику ведут одни лица;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям для применения спецрежимов;
  • поставщики и покупатели распределены между участниками схемы исходя из применяемой последними системы налогообложения.

Позиция Верховного Суда РФ

По мнению суда, признаками формального дробления бизнеса являются, в частности, следующие факторы:

  • между руководителями и учредителями организаций имеются родственные отношения;
  • участники зарегистрированы по одному адресу;
  • расчетные счета открыты в одном банке;
  • один участник представляет отчетность за другие организации;
  • магазины оформлены в едином стиле, действует единая система скидок;
  • кадры вновь созданных организаций формируются за счет работников основной организации;
  • рекламные расходы, расходы по найму сотрудников и выплате зарплаты возложены на одно общество;
  • вновь созданные организации применяют УСН;
  • у подконтрольных организаций отсутствуют активы и основные средства для самостоятельного ведения деятельности;
  • арендованные площади магазинов конструктивно не обособлены друг от друга, действуют как единый объект торговли с общей организационной структурой;
  • регистрация новых юридических лиц происходит при приближении количества работников к 100 единицам;
  • все организации осуществляют доступ к «Банк-клиенту» с одного IP-адреса;
  • право подписи в банковских документах одной организации предоставлено работникам, оформленным в других организациях;
  • внутри компаний основные средства и продукция свободно перемещаются без оформления сделок купли-продажи, аренды и т.п.;
  • организация является основным источником доходов для вновь созданных компаний;
  • расходы по приобретению и страхованию основных средств несет одна организация, а доходы от их эксплуатации получают другие участники;
  • входящая корреспонденция регистрируется в едином журнале с единой сквозной нумерацией;
  • между организациями отсутствует разделение деятельности, субъекты организационно не обособлены, их деятельность является частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата.

Таким образом, можно сделать вывод разделение бизнеса оправданно, когда оно преследует деловую цель и необходимо для достижения определенного экономического эффекта. В качестве примеров можно привести следующие аргументы, которые в спорах с налоговиками помогли отстоять свою позицию:

  • все организации осуществляли самостоятельную хозяйственную деятельность;
  • налоговыми проверками вновь созданных организаций не установлены нарушения НК РФ, а также обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии хозяйственной деятельности, равно как и обстоятельства, доказывающие, что фактически услуги оказывало исключительно основное общество;
  • при заключении договора с подконтрольной организацией налогоплательщик имел реальные деловые цели: перевод малоквалифицированного персонала, увеличение объемов продаж непрофильного товара, снижение собственных издержек, связанных с продажей такого товара, улучшение управляемости персоналом. Достижение указанных целей позволило получить дополнительный экономический эффект, а также уменьшить количество персонала;
  • осуществление новыми компаниями розничной торговли также имело деловые цели: подготовку бизнеса к продаже по частям, необходимость улучшить управление бизнесом;
  • разделение видов торговли на оптовую и розничную помогло оптимизировать хозяйственную деятельность;
  • налогоплательщик не являлся единственным поставщиком товара для новых компаний;
  • при переходе на работу из одной организации в другую работники реально были уволены и приняты на новую работу, где осуществляли фактическую трудовую деятельность и получали зарплату;
  • организации независимо друг от друга несли налоговое бремя, исполняли принятые на себя обязательства;
  • одним товарным знаком участники пользовались на основании возмездных лицензионных договоров, целью использования одного сайта были получение наибольшего дохода от продажи товара, экономия расходов по созданию и эксплуатации сайта;
  • договоры аренды заключались не одновременно, а в течение длительного времени;
  • договоры о партнерстве с взаимозависимыми лицами аналогичны ранее заключаемым договорам с иными контрагентами;
  • общество преследовало цель расширения рынка сбыта путем привлечения покупателей, применяющих общую систему налогообложения, которые заинтересованы в наличии в цене товара НДС, и покупателей розничных торговых сетей.

Читайте также: В каких случаях руководитель компании-банкрота обязан возмещать налоговой убытки, разобрался КС РФ.

Политика конфиденциальности